Category: литература

AN

Настроение на сегодня.

 Потому что человеку
Надо, в сущности ведь, мало...
Чтоб у ног его собака
Выразительно дремала,
Чтоб его поили грогом
До семнадцатого пота
И играли на роялях,
И читали Вальтер-Скотта,
И под шум ночного ливня
Чтоб ему приснилось снова
Из какой-то прежней жизни
Хоть одно живое слово.

Дон Аминадо
AN

Горькие цитаты из дневника Корнея Чуковского

 1 августа 1925 г.
Был вчера в городе, по вызову Клячко. Оказывается, что в Гублите запретили «Муху Цокотуху». «Тараканище» висел на волоске — отстояли. Но «Муху» отстоять не удалось. Итак, мое наиболее веселое, наиболее музыкальное, наиболее удачное произведение уничтожается только потому, что в нем упомянуты именины!! Тов. Быстрова, очень приятным голосом, объяснила мне, что комарик — переодетый принц, а Муха — принцесса. Это рассердило даже меня. Этак можно и в Карле Марксе увидеть переодетого принца! Я спорил с нею целый час — но она стояла на своем. Пришел Клячко, он тоже нажал на Быстрову, она не сдвинулась ни на йоту и стала утверждать, что рисунки неприличны: комарик стоит слишком близко к мухе, и они флиртуют. Как будто найдется ребенок, который до такой степени развратен, что близость мухи к комару вызовет у него фривольные мысли!
Collapse )
 
 17287
AN

Еще один выпускник 118ой одесской школы

Михаил Пойзнер

scan_2_shaferan (488x700, 42Kb)

В далеком, теперь уже 64-м году по телевизору показывали очередной «Голубой огонек». Известный композитор Аркадий Островский присел к роялю и с хитринкой переспросил: «А можно… возможно?». Кажется, так. После чего напел незатейливую песенку под названием «Возможно». Песенку, конечно, о любви и о том, что для влюбленных все возможно и «ничего невозможного нет». Именно поэтому:

… И очень возможно пути их сойдутся,
Что часто бывает на этой земле.
Возможно в Одессе, возможно в Иркутске,
Возможно в Тамбове, возможно в Орле…

Внезапно услышав с экрана слово «Одесса», я вздрогнул от неожиданности. Не так-то часто из Москвы, да еще по Центральному телевидению (!), упоминали Одессу. Тогда конечно, я не задумывался, кто автор слов песенки «Возможно», ставшей весьма популярной, особенно в исполнении Майи Кристалинской, и как, собственно, туда попала именно Одесса?! Иркутск и Орел, понятно, были упомянуты исключительно из-за рифмы…

Так состоялось первое знакомство с замечательным поэтом-песенником, коренным одесситом Игорем Шафераном. Вот почему Одесса (его Одесса!) была тогда на слуху всего Союза.

Наверняка, нынешнему поколению одесситов, да не только одесситов, фамилия Шаферан ни о чем не говорит. И все же. Достаточно перечислить лишь некоторые произведения, созданные Игорем Шафераном, чтобы составить представление о его вкладе в отечественную культуру. Зачастую, напевая те или иные слова, запавшие в душу, мало кто догадывается, что написаны они Игорем Шафераном. Вот только небольшое перечисление его песен:

«Белый танец» (муз. Д. Тухманова)
«Бродячие артисты» (муз. Л. Варданяна)
«Будь со мною строгий» (муз. М. Фрадкина)
«Вечная весна» (муз. Д. Тухманова)
«Для тебя» (муз. Я. Френкеля)
«Если б не было войны» (муз. М. Минкова)
«Желтый лист» (муз. Р. Паулса)
«Журавленок» (муз. Э. Колмановского)
«И все-таки море» (муз. Я. Френкеля)
«И не то, чтобы Да» (муз. Д. Тухманова)
«Море, море» (муз. А. Островского)
«Мы желаем счастья вам» (муз. С. Намина)
«Настоящие мужчины» (муз. Я. Френкеля)
«Наши мамы» (муз. Э. Колмановского)
«Наши любимые» (муз. Д. Тухманова)
«Нейлоновое сердце» (муз. Я. Френкеля)
«Обычная история» (муз. Ю. Саульского)
«Песня десантников» (муз. М. Минкова)
«Ребята нашего двора» (муз. О. Фельцмана)
«Серебряные свадьбы» (муз. П. Аедоницкий)
«Сколько видано» (муз. Я. Френкеля)
«Стань человеком» (муз. О. Фельцмана)
«То ли еще будет» (муз. Э. Ханка)
«Я у бабушки живу» (муз. Э. Ханка)

Песни на стихи Игоря Шаферана пели самые известные исполнители — И. Кобзон, Л.Лещенко, М. Магомаев, Л. Зыкина, Э. Пьеха, В. Толкунова, М. Бернес, В. Кикабидзе, В. Ободзинский, М. Кристалинская, А. Герман, С. Ротару.


Collapse )
AN

Сын одесского портного

 
 
Сын одесского портного Сема Кортчик, был еще тот подарочек на папину старость.
Живя на сломе эпох, он чего-то решил, что работа, это пережиток прошлого, а будущее за поэтами-футуристами. Причем, папа обязан оплачивать публикации его стихов. А, оно спрашивается, папе надо? Сколько мог, он крутил свою швейную машинку, но с одного Зингера много не заработаешь. Не понятый в родной Одессе, Сема поехал ...в Москву, записался на фамилию Кирсанов и принялся поражать столицу своим талантом.
Но, в Москве такого добра полно. И его на руках не носили, экзальтированные дамочки на шею не кидались, а главное, редакторы не хотели его публиковать. Сема загрустил и объятый тоской написал стихотворение. Модест Табачников к нему добавил музыку.


Collapse )
AN

С днюхой Александр Сергеевич.

"Наше все" недавно отметило очередное 6 июня и по волнам соцсетей прокатилась пена поздравлений.  Так что даже один известный поэт и юморист рассердился: "Оставьте парня в покое".     Ну, я, как бы не о Пушкине, а просто вспомнился случай с этим днем связанный. 

В глухих псковских лесах зарылся в землю наш ракетный дивизион, держа под прицелом всякие Германии, Бельгии и прочие натовские страшилки.  И уж такой секретный он был, что солдатиков ни в какие увольнения не пускали.  А куда пойдешь, если ближайшая деревня в 12 километрах находится.  Это вам не в городе служить, где из части вышел и сразу же тебе трамваи, магазины, девушки кудрявые.  Кстати о секретности.  В нашей части бытовала легенда, что после постройки шахт и заступлении на боевое дежурство, в министерство пришла телеграмма от Джона Кеннеди с поздравлением и координатами части.

Но не тюрьма, все же.  Планировались групповые увольнения в Псков.  Первой группой отбирали сержантов, везли несколько часов автобусом до Пскова.  Там они немедленно напивались, вылавливались местной комендатурой и скандал был обеспечен.   На этом увольнительные заканчивались. 

Collapse )

 

AN

Ахматова и Рахиль Баумволь

Этот текст мне послал по имэйл мой добрый московский знакомый Евгений Гик. Прочтите, друзья, и насладитесь высокой поэзией.

 

Рахиль Баумволь родилась 4 марта 1914 года в Одессе. В пятилетнем возрасте, еще не умея читать, она уже сочиняла стихи на идише. Ее отец Иегуда Лейб Баумволь, еврейский писатель, драматург, основатель и
режиссер еврейского профессионального театра, погиб в 1920 году. Он был застрелен на глазах жены и дочери белополяками, захватившими поезд, в котором труппа еврейского драматического театра после гастролей в Киеве возвращалась в Одессу. Его шестилетнюю дочь Рахиль на ходу выбросили из вагона. После этой трагедии мать с дочерью перебрались в Москву. Полученные травмы стали причиной туберкулеза, и три года Рахиль провела в гипсе. Все это время она сочиняла стихи, мать записывала их в школьную тетрадь, а Рахиль добавляла к стихам свои рисунки. Страницы этой тетради воспроизведены в сборнике «Три тетради», изданном в Иерусалиме в 1979 году. Когда девочке исполнилось девять лет, цикл ее стихотворений появился в парижском еврейском журнале. С той поры стихи Рахили Баумволь на идише печатали в различных детских и молодежных журналах.

В то время она жила с матерью и отчимом, одним из ведущих актеров театра Михоэлса, в общежитии Еврейского театра в Москве и писала стихи в стенгазету. Самуил Галкин, известный поэт, драматург и переводчик, собрал все ее стихи из стенгазеты и отнес в издательство. Так в 1930 году Рахиль стала автором книги «Киндер лидер». В 1930-е годы она стала писать стихи на русском языке, перевела на русский свои детские стихи, роман Ицхака Башевиса Зингера «Раб» и повесть Моше Кульбака «Зелменяне».

Collapse )
</div></div>
AN

ЗОВ ОЗЕРА - Андрей Вознесенский

 Еврейская трагедия и сердце поэта Андрея Вознесенского, которому 12 мая исполнился бы 81 год.

Я во Львове,
Служу на сборах,
В красных кронах,
Лепных соборах…
(А.Вознесенский, 1965 г.)
Тогда в стране была "оттепель", какие-то проблески свободы пьянили головы, особенно молодые. "Литературка" опубликовала "Бабий Яр" Е.Евтушенко, возвращались из лагерей немногочисленные еще живые политзаключенные, а на страницы учебников - фамилии и даже фотографии уничтоженных в сталинские времена известных деятелей, литераторов, ученых.
В один из моих приездов в Москву я попал на вечер в Политехнический музей, где с восторгом и провинциальным удивлением слушал тогдашних поэтических кумиров - А.Вознесенского, Р.Рождественского, Е.Евтушенко и других. Потом мы пару раз всей командой ходили на площадь к памятнику Маяковскому, где выступали перед тысячами слушателей поэты и барды - Б. Окуджава, Ю. Визбор и другие, ставшие потом известными и знаменитыми. С некоторыми из них нам даже удалось познакомиться.
Collapse )

Тема: ЯЗЫК ВАШ...

·        Один немецкий переводчик хвастался, что идеально знает русский язык, переведет любую фразу. Ну, ему и предложили перевести на немецкий:"Косил косой косой косой"...
·        Преподаватель:  - Запомните: междометие является несамостоятельной частью речи.  Почему несамостоятельной? А вы попробуйте задать вопрос с помощью междометия. Правильно, у вас ничего не получится.  - Татьяна Алексеевна, ой ли?
·        Однажды студент спросил у Дитмара Эльяшевича Розенталя:  "Скажите пожалуйста, как пишется слово "пох*й" - слитно или раздельно?"  "Если это характеристика моего отношения к Вам, молодой человек, - невозмутимо ответил Розенталь, - то слитно. А если обозначение глубины великой еврейской реки Иордан, то раздельно".
·        Грабитель ворвался в банк:  - Стоять! Это ограбление!  Голос из очереди:  - "Стоять" - это глагол, придурок!
·        Почему когда говорят "сыграть", думается "в ящик"?  А когда говорят "ящик", думается "водки"?
Collapse )

Собака Мюнхгаузена

lm
Лошадь Мюнхгаузена.

Кто ж не помнит этот персонаж из великой эпопеи барона Мюнхгаузена?  Хотя я имею сомнения насчет сегодняшнего поколения.  Читали ли, слыхали ли?  Они, вообще, книги читают?   Тем не менее, памятник этой лошади дает исчерпывающее обьяснение этому феномену.

Теперь о собаке.  Собака, конечно, моя, не барона Мюнхгаузена.  Но намек вы поняли, я уверен.
Это какой-то водоперегонный механизм!  Она пьет и писяет, пьет и писяет.
Это парализовало всю мою работу (я работаю из дому), каждые 15 минут я несусь вывести или хотя бы выпустить на маленький газон возле дома.
Причем, просить воду она надрессирована - стучит по деревяной двери ванной.  У меня впечатление, что это она нас надрессировала поить ее на стук по двери.  Но, вот, проситься на улицу она предпочитает молча, просто ложиться у входной двери.  Но если у меня онлайн митинг, веб конференция, или большая проблема, держащая  меня у компа, то большая вероятность, что тапочки в районе прихожей плавают в луже.

Только не говорите мне, что у нее может быть диабет, воспаление, или еще что-то.
Был, проверял, сдавал анализы.  $350 выложил за все.  Спасибо другу, Феликсу, владельцу клиники за дискаунт, а то могло бы стоить еще дороже.  Диагноз - никаких заболеваний, воспалений, опухолей нет.
Уточненный диагноз - просто сволочь..

Да, я люблю животных.  Собак, кошек, рыбок, птичек там всяких.   Но отдельные индивиды кажется заставят меня поинтересоваться имеется ли у нас поблизости корейские соседи, которые тоже любят собачек.  В гастрономическом смысле.

Вот она - эта сука (в прямом смысле).  Пусть ей будет стыдно смотреть в глаза людям.

emma 002

Зимняя форма одежды - http://www.completedogsguide.com/images/dog-breeds/largepic/Lhasa-Apso6.jpg
AN

Не всем известная мама Эрнста Неизвестного

Евгений Евтушенко

И вот «Бабий Яр», мной написанный,
над шаром земным полетел
позорно замолчанной истиной
и стоном закопанных тел.
Охрана моя добровольная
со мной обращалась на «вы» –
команда МЭИ баскетбольная
из дылд самых нежных Москвы.
Но в русскость мою всем ли верилось?
И, чтоб уязвить поверней,
спроворили жлобскую версию,
что я – это тайный еврей.
И надо же так обезбожиться,
упасть до ничтожества столь,
когда и представить не можется,
что боль всех людей – наша боль.
Кровей у меня до двенадцати,
и в странах любых есть мне кров.
Ну что ж, принимаю все нации
я в гостеприимную кровь.
А мать Неизвестного Эрика
звонила: «Писать мне кому?
Мне нужен мой сын – не Америка,
да вот не пускают к нему».
Овировские невыпускатели
по принципу «башли гони!»
ломали мазилок, писателей
и дедушек с бабушками.
В дежурках с красотками баловались
и всё приводили в ажур,
но даже и взятки побаивались
за эту, за Беллу Дижур.
Тогда уж ей было за восемьдесят.
Заметили, что от обид
она никогда не заводится
и служащим не грубит.
Была она невыпущальная.
Я всё же усовестил их.
Им было прощенье печальное
в глазах ее, столь молодых.
Великая эта женщина,
дожив до столетних седин,
в Нью-Йорке шепнула мне: «Женечка,
а знаешь, ведь ты мне как сын».
Мы вместе нигде не обрамлены,
но Эрик и вы – мне семья.
Спасибо вам, Белла Абрамовна,
еврейская мама моя.

Белла Абрамовна Дижур, - по профессии биолог, доктор наук, занималась генетикой. В одном из интервью Неизвестный сказал, что родом его отец был из оренбургских казаков. Белла Дижур, мама скульптора, поправила сына: не отец, а прадед Эрнста, и был он не казак, а кантонист, то-есть еврей, мальчишкой насильно взятый на службу в николаевскую армию и «отбарабанивший» там 25 лет. Его в армии крестили, а по возвращении он получил большие права как купец 1-й гильдии. А мама скульптора до последних своих дней (она умерла в Нью-Йорке 16 февраля 2006 года, на 103-м году жизни) писала стихи, а за одну из поэтических книг даже получила престижную американскую премию. Не каждому дано перешагнуть столетний юбилей, да и не каждому выпало жить, получив две похоронки на сына, ушедшего добровольцем на фронт в 17 лет и «посмертно» награжденного орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». (Помните? – у Вознесенского: «Лейтенант Неизвестный Эрнст, / на тысячу вёрст кругом /равнину утюжит смерть /огненным утюгом...»).
— Правда, что Евтушенко помог вашей матери, поэтессе Белле Дижур, выехать за гра­ницу?
—Моя мама восемь лет была «в отказе». Я уже жил в Нью-Йорке, когда в очеред­ной раз сюда приехал Женя. Я его попросил помочь ей вы­ехать. Он сказал: «А я тебе не ОВИР». — «Женя, ты больше, чем ОВИР».
Тогда он написал письмо Андропову. Очень человечное письмо. У меня есть копия. «За что вы травите ста­рую женщину? Не пускаете ее к сыну. Она так тоскует по нему». Смилостивились, вы­пустили маму и мою сестру.
Письмо Евгения Евтушенко (Из Википедии), адресованное Председателю КГБ СССР (1982-1988) В. М. Чебрикову:
 
 «Дорогой тов. Чебриков! Христа ради прошу я Вас — отпустите 82-летнюю мать скульптора Эрнста Неизвестного к её сыну […] Белла Абрамовна Дижур — старейшая детская писательница, принятая еще Павлом Бажовым в ряды ССП в 1940 году, зла в жизни никому не сделавшая, и единственное ее желание — чтобы собственный сын закрыл ей веки, похоронил ее. Никаких военных секретов она не знает. Как бы ни относиться к Э. Неизвестному, но, на мой взгляд, негоже такому могучему государству, как наше, мстить ему через 82-летнюю, ни в чем не повинную мать. Великодушие еще никого никогда не унижало. Проявите же великодушие, жалость, незлопамятность, исконно свойственные настоящим русским людям…».
Через год после письма её выпустили из страны, не забыв, однако, сделать пакость «на дорожку» — внука пригласили в Министерство культуры, где книги Дижур (детские книги!) «отсортировали»: «Эти дозволяется вывезти за океан, а эти — нет, где-то тут таится скрытая крамола».