Category: искусство

AN

Анекдоты о художниках

 Художник-абстракционист рассказывает приятелю:

— Я попал в трудное положение. Клиент, который заказал мне свой портрет, сейчас хочет, чтобы я изменил цвет его глаз.
— Ну, измени, что тебе стоит? — удивляется друг.
— Так ведь я не помню, в каком месте нарисовал глаза!

***

Скандалом закончился художественный конкурс в Париже. Картина, признанная лучшей, оказалась планом эвакуации при пожаре.

***

На одной из выставок художников-авангардистов корреспондент спрашивает одного из авторов, стоя перед его картиной, где намалевано непонятно что:
— Скажите, пожалуйста, что вы хотели сказать этой картиной?
Автор долго думал и ответил:
 
— После моей смерти специалисты разберутся.

***

Журналист берет интервью у известного художника: 
— Скажите, мэтр, в начале вашей творческой карьеры вашей самой большой гордостью наверное была первая персональная выставка?
— Нет, это был тот момент, когда мне сообщила милиция, что из местного музея украли именно мою картину!

***

Collapse )
AN

Памятники 9/11

 В Нью-Йорке спустя 15 лет со дня терактов 11 сентября люди приходят к мемориалу, расположенному на месте разрушенных башен Всемирного торгового центра. Однако есть и другие, не менее впечатляющие мемориалы памяти 3 тысяч человек, погибших при атаках террористов на США.
AN

С нами Босх

 «Есть версия, что Босх был еретиком… или открыл ЛСД задолго до ХХ века… Но подтверждений этих фактов нет. Зато благодаря архивам Хертогенбоса мы многое знаем о его повседневной жизни»

 Мир отмечает 500 лет со дня смерти Иеронима Босха — после эпохальной выставки в Голландии открылась еще более масштабная в мадридском Прадо. В интервью The New Times об этих проектах и последних исследованиях рассказал крупнейший специалист по творчеству гениального художника — голландский искусствовед Маттайс Илсинк

Ссылка к статье и фото

http://newtimes.ru/articles/detail/111461#hcq=e24zYMp

Парк скульптур, Нью Джерси.

Мне он сразу понравился.   Может потому, что была отличная погода, не очень далекая поездка, скидка для синьорс, в общем, много потусторонних причин.  Но главная - сам парк.  Мне показался он компактным, хотя потом я узнал, что там 24 акра.  Возможно, мы просто обошли не все, даже уверен, что далеко не все.
Мы приехали, к самому началу экскурсии и провели с экскурсоводом полтора часа.  Конечно там можно провести и целый день, но для первого раза - достаточно.  А вообще, мы планируем приехать туда еще не один раз.  И скорее всего, это станет еще одним пунктом обязательной программы для моих гостей.
Даже и без скульптур это прекрасный парк, настоящий ботанически сад, с разнообразной растительностью, озерами, павлинами. Во многих укромных уголках столики, скамейки, беседки.  Засиживаться не рекомендуется, дабы не приняли за скульптуру.
Теперь о скульптурах.  Их много, их очень много.  Они расставлены очень продуманно и периодически экспозиции меняются.  Есть мировые имена и есть местные скульпторы.   Конечно, это не на всякий эстетический вкус.   Но если не быть снобом от искусства, то вы получите большое удовольствие от них, а если нет, то от самого парка, чудесных видов, и прогулки в таком замечательном месте.
Очень неплохо получились скульптурные композиции по известным картинам Моне, Ренуара, Матисса.
Нащелкал много, но вряд ли даже половину всех скульптур.  Здесь помещаю лишь малую толику отснятого, надеюсь вам самим захочется увидеть это.   Да, вдруг вспомнился господин Церетели.  Вот где было бы ему развернуться.

Условный вход, настоящих вход не здесь
078

Collapse )
AN

Не всем известная мама Эрнста Неизвестного

Евгений Евтушенко

И вот «Бабий Яр», мной написанный,
над шаром земным полетел
позорно замолчанной истиной
и стоном закопанных тел.
Охрана моя добровольная
со мной обращалась на «вы» –
команда МЭИ баскетбольная
из дылд самых нежных Москвы.
Но в русскость мою всем ли верилось?
И, чтоб уязвить поверней,
спроворили жлобскую версию,
что я – это тайный еврей.
И надо же так обезбожиться,
упасть до ничтожества столь,
когда и представить не можется,
что боль всех людей – наша боль.
Кровей у меня до двенадцати,
и в странах любых есть мне кров.
Ну что ж, принимаю все нации
я в гостеприимную кровь.
А мать Неизвестного Эрика
звонила: «Писать мне кому?
Мне нужен мой сын – не Америка,
да вот не пускают к нему».
Овировские невыпускатели
по принципу «башли гони!»
ломали мазилок, писателей
и дедушек с бабушками.
В дежурках с красотками баловались
и всё приводили в ажур,
но даже и взятки побаивались
за эту, за Беллу Дижур.
Тогда уж ей было за восемьдесят.
Заметили, что от обид
она никогда не заводится
и служащим не грубит.
Была она невыпущальная.
Я всё же усовестил их.
Им было прощенье печальное
в глазах ее, столь молодых.
Великая эта женщина,
дожив до столетних седин,
в Нью-Йорке шепнула мне: «Женечка,
а знаешь, ведь ты мне как сын».
Мы вместе нигде не обрамлены,
но Эрик и вы – мне семья.
Спасибо вам, Белла Абрамовна,
еврейская мама моя.

Белла Абрамовна Дижур, - по профессии биолог, доктор наук, занималась генетикой. В одном из интервью Неизвестный сказал, что родом его отец был из оренбургских казаков. Белла Дижур, мама скульптора, поправила сына: не отец, а прадед Эрнста, и был он не казак, а кантонист, то-есть еврей, мальчишкой насильно взятый на службу в николаевскую армию и «отбарабанивший» там 25 лет. Его в армии крестили, а по возвращении он получил большие права как купец 1-й гильдии. А мама скульптора до последних своих дней (она умерла в Нью-Йорке 16 февраля 2006 года, на 103-м году жизни) писала стихи, а за одну из поэтических книг даже получила престижную американскую премию. Не каждому дано перешагнуть столетний юбилей, да и не каждому выпало жить, получив две похоронки на сына, ушедшего добровольцем на фронт в 17 лет и «посмертно» награжденного орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». (Помните? – у Вознесенского: «Лейтенант Неизвестный Эрнст, / на тысячу вёрст кругом /равнину утюжит смерть /огненным утюгом...»).
— Правда, что Евтушенко помог вашей матери, поэтессе Белле Дижур, выехать за гра­ницу?
—Моя мама восемь лет была «в отказе». Я уже жил в Нью-Йорке, когда в очеред­ной раз сюда приехал Женя. Я его попросил помочь ей вы­ехать. Он сказал: «А я тебе не ОВИР». — «Женя, ты больше, чем ОВИР».
Тогда он написал письмо Андропову. Очень человечное письмо. У меня есть копия. «За что вы травите ста­рую женщину? Не пускаете ее к сыну. Она так тоскует по нему». Смилостивились, вы­пустили маму и мою сестру.
Письмо Евгения Евтушенко (Из Википедии), адресованное Председателю КГБ СССР (1982-1988) В. М. Чебрикову:
 
 «Дорогой тов. Чебриков! Христа ради прошу я Вас — отпустите 82-летнюю мать скульптора Эрнста Неизвестного к её сыну […] Белла Абрамовна Дижур — старейшая детская писательница, принятая еще Павлом Бажовым в ряды ССП в 1940 году, зла в жизни никому не сделавшая, и единственное ее желание — чтобы собственный сын закрыл ей веки, похоронил ее. Никаких военных секретов она не знает. Как бы ни относиться к Э. Неизвестному, но, на мой взгляд, негоже такому могучему государству, как наше, мстить ему через 82-летнюю, ни в чем не повинную мать. Великодушие еще никого никогда не унижало. Проявите же великодушие, жалость, незлопамятность, исконно свойственные настоящим русским людям…».
Через год после письма её выпустили из страны, не забыв, однако, сделать пакость «на дорожку» — внука пригласили в Министерство культуры, где книги Дижур (детские книги!) «отсортировали»: «Эти дозволяется вывезти за океан, а эти — нет, где-то тут таится скрытая крамола».