vladibo666 (vladibo666) wrote,
vladibo666
vladibo666

Category:

Ириска

 Много сейчас везде шума по поводу сексуальных домогательств.  СМИ сделали «открытие», что в Голливуде, очаге просвещенного либерализма, не так уж строго с моралью.  А тут уже и массы сексуально обиженных дам вышли из тени и припомнили всех, кто щипал, прижимал и делал соблазнительные предложения. В общем, разгул борьбы с «sexual harassment».

По этому поводу вспомнилась одна история около двадцатилетней давности у нас на работе. 

Как в каждой большой компании, входящей в лист Fortune 500, тем более финансовой акуле Уолл-стрита, правила поведения описаны в моральном кодексе строителя капитализма, причем постоянно рассылаются уточнения и всякие примеры, к чему может привести нарушение правил, как пострадает репутация компании, ее доход и какие страсти-мордасти ждут нарушителя этих пуританских правил.  Одним из пунктов был и этот самый «sexual harassment».  Но где у нас этим заниматься?  Представьте большой зал, разделенный перегородками на крысиные клетки – кьюбики, где сидит больше сотни человек упершись гипнотическим взглядом в экран компьютера, одновременно с телефонной трубкой под ухом и перебирают пальцами по клавиатуре.  Где тут уж домогаться? У всех запарка, у всех дедлайн, начальство итак всех имеет, причем самым извращенным способом.  Нет, весь харассмент это там, за закрытыми дверьми, в кабинетах у боссов.

 - БОрис! -  неожиданно провещала голова босса, повисшая над перегородкой моего кьюбика.

 - Ты просил, ты добился, - недобро усмехнулся он, подталкивая ко мне в кьюбик даму неопределенного возраста, где-то между 30-38 годами, слегка рыжеволосую, весьма упитанную, особенно в области нижнего бюста.

 - Айрис, - вроде бы доброжелательно представилась он мне и товарищу, делившему со мной самый большой кьюбик на этаже.  Из-за его размеров, мы всей группой часто собирались в нем на наши мозгоштурмы, чтобы не резервировать комнаты для конференций.  Позже, мы с ним обсуждали появление нового члена команды и поняли, что мы одновременно прозвали ее про себя Ириской.

Я собирался ввести ее в курс проекта и согласовать какую часть его будет создавать она.  Но до этого на меня посыпались ее заслуги и регалии.  И знает она то-то и то-то, и преподавала она в NYU, и имеет Ph.D., и знакома со всеми великими.  Ну нам тоже палец в рот не клади – мы на самом краю современных технологий, и команда у нас вся сплошь из гениев, да и степеней хватает.  Но вижу, что гнет она на перехват проекта в свои руки.  Я за славой не гонюсь, хочешь – бери, но только это решай с начальством, а пока ознакомься с документацией и вперед.  Меня не волнует сколько ты напишешь программ, на 10 тысяч строк, на 20, но через месяц нужен результат.

И тут я вспомнил, что где-то на этажах я ее уже видел.  Вопрос быстро прояснил Эдик, ввалившийся в наш кьюбик минут через пятнадцать после ее ухода. Вообще, Эдиком он был для нас, русскоязычных, а так - Эд Альварес, здоровяк доминиканец, получивший гражданство после четырехлетней службы в спецназе.  Он плюхнулся в кресло и, сделав глаза перепуганного лемура, тыкнул в меня пальцем

- Man, you are in a great trouble! Т.е. – Мужик – у тебя большие проблемы!

Оказалось, что эта Ириска уже работала в одной группе в другом отделе и полностью завалила работу и стало актуальным ее увольнение.  Не знаю, было ли какое-то сексуальное домогательство или нет, скорее всего ничего не было, судя по ее действиям, но шум она там подняла большой.  С угрозами добиваться правды в отделе кадров и даже судиться.  Во избежание всяких негативных последствий и издержек, ее просто перевели в другой отдел.  Там, где работал Эд.  И тут у нее получился полный провал.  Стала она опять пользоваться этой же паскудной картой – сексуальными домогательствами.  Но тут был некий нюанс.  Жена начальника отдела работала этажом ниже.  Черная.  А знаете, что это такое в современной корпорации?   Сегодня черная женщина – это то что белый мужчина лет 30-40 назад.  А белый мужик – это самое бесправное существо, ну если только это не начальство.  Короче, жена этого начальника отдела, поймала Ириску в темном уголке, и та после этого дня три на работу не выходила, а потом забрала заявление о сексуальном домогательстве.

Но все же, чтоб не поднимать шум ее перевели к нам.  Я оказался тем последним звеном, на которое повесили эту проблему.  Оно мне надо было на мою больную голову! Сидишь себе работаешь, начальство итак долбит каждый день, ждет от тебя чудес, как от джина из лампы, а тут на тебе – жди подвоха.  Я много лет проработал в женском коллективе – а какие еще бывают на ВЦ.   Был период, когда у меня под началом работали 50 дам от 17лет до 40 и отношения были непростые.  Так что у меня было достаточно времени изучить многое в женском характере, в том числе и не самые лучшие стороны.  Пришлось это все встряхнуть и быть настороже.  Благо кьюбик я делил тогда с товарищем и что-либо навесить на меня было трудно.  Оказалось, однако, что не я кандидат для ее отмазок.  Мне она делала гадости другого рода.  Выспрашивала, вынюхивала, подсматривала из-за плеча что мы делаем.  Когда никого не было в кьюбике, лазила по ящикам, просматривала бумаги.  Но старалась с нами быть в дружески приятельских отношениях.  Вот заходит к нам, поговорим, узнает, что мы делаем, ля-ля-ля, улыбается.  Потом идет в кабинет к боссу и поливает нас грязью.  В то же время добиться, что она делает, какой у нее прогресс было невозможно.  Подходишь к ее кьюбику – накрывает бумаги, грудью наваливается на экран или выключает.  Наконец, что-то родилось в виде нескольких программ, не работавших на тестировании.  Дали ей еще один срок на переделку, а я тем временем узнал, что эти С++ программы пишет для нее один чувак из NYU, который понятия не имеет о нашем бизнесе и которому она даже не удосужилась толком описать спецификацию.   В общем – полный провал.

Пора увольнять.  И снова идет в ход та же карта.  Но почему-то на нее никто не реагирует.  Начальник департамента смеется.  Отдел кадров смеется.  Сотрудники смеются.  Прокол вышел у Ириски.  Угадайте почему?

Правильно подумали.  Босс наш-то, Вильям (но не Шекспир) гей.  Эге-гей, какой гей!  А друг его тут же, на другом этаже работает, и после работы они под ручку уходят.  Хорошие, нормальные, очень толковые, вежливы, культурные, с юмором ребята.  Ну, геи, ну и что? Кого это волнует?  А Ириска не знала и из ее авантюры вышел пшик.

Мораль.  Ну какая уж тут мораль, но как вариант, заведите себе товарища на работе и объявите, что вы геи.   Может хоть так предохранимся.  Хотя опять же, нам простым смертным домогательства еще могут сойти с рук, а вот вверх по пирамиде, то смотрите под ноги.

Послесловие раз.  Звонит мне Ириска.  Мне, которому она больше всего гадостей наделала.   Просит референсы для другой работы.  Мало того – просит указать, что это она руководила группой, а я на нее работал.   Ничего себе, хватает у людей нахальства.  После всего, я оказался единственным, кому она могла позвонить на предыдущую работу.

Послесловие два.   Прошло полгода.  Звонит мне Ириска домой.   Говорит, держитесь за стул, - я беременна!  Я за стул не держался, меня подбросило и опустило мимо стула. Ой вей!  Чего ты мне звонишь?   Я тут же припомнил все формы нетрадиционной лексики.  Зачем мне это надо знать?

- Ой, у меня бойфренд (слава богу!), я уже на четвертом месяце (а мне не один хер) и мне нужно найти работу (а фигу тебе не надо?).  Я знаю, что твоя жена занимается трудоустройством, не могла бы она помочь мне?

Мне не хотелось втягивать жену в это, но она была в полном курсе моих перипетий с Ириской и добровольно взялась с ней переговорить.   Что она ей сказала я не знаю, но больше она мне никогда не звонила.

Послесловие три.  Мне сначала хотелось приукрасить эту историю, для читательского интереса, но потом подумал и оставил все как есть.  Ничего кроме правды.  Все так и было.

 

 

Tags: америка, жизнь, корпорации, маразм, мораль, рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments