?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжение

Борис Моисеевич Смоленский (1921-1941 гг.) родился в Воронежской области, в семье известного журналиста (возглавлял отдел газеты «Комсомольская правда», репрессирован в 1937 г.).
С 1921 по 1933 гг. семья жила в Москве, потом в Новосибирске.


Бориса Смоленского буквально завораживала морская стихия. Учился в Ленинграде, хотел стать капитаном дальнего плавания (по некоторым данным, также учился в Москве, в Институте философии, литературы и искусства).


Я капитан безумного фрегата,

Что на рассвете поднял якоря.

И в шторм ушел и шел через пассаты,

И клад искал, и бороздил моря.


Отбив рапиры прыгающих молний,

Сквозь мглу морей и штормовой раскат,

Он шел в морях, расшвыривая волны

И мачтами срывая облака…

В те годы известные события в республиканской Испании были на слуху у всех. Борис Смоленский выучил испанский язык, одним из первых открыл поэзию Федерико Гарсиа Лорки…

В январе 41-го Борис Смоленский был призван в Красную армию. Со слов Евгения Аграновича:

«… Борька был на два года моложе меня, ещё школьник – а я первокурсник – но дружба была высокой пробы. Как поэту ему не дали раскрыться полностью, так рано убили на Карельском фронте (погиб 16 ноября 1941 г. – М.П.). Сохранилась тонкая тетрадь его стихов, порой блестящих. Жизнь не баловала – посадили обоих родителей, жил с сестрой. Но держался мужественно…».

Произведения Бориса Смоленского при жизни не печатались. Первый небольшой сборник его стихов был опубликован лишь в 1976 г., а в 2009 г., при поддержке родственников, в свет вышла книга «Моя песня бредёт по свету».

Сегодня с большой вероятностью можно считать, что легендарную «Бригантину» Павел Коган написал в соавторстве с Борисом Смоленским – в рукописях Павла Когана обнаружены правки, внесенные рукой Бориса Смоленского. Так или иначе, в 1976 г., в сборнике поэтов, погибших на войне, изданном «Молодой гвардией», авторами «Бригантины» названы оба…


Вот такими были создатели песенки «Одесса-мама», которым на тот момент  ещё не исполнилось и двадцати лет.

Как же всё начиналось?

Евгений Агранович:

«… Однажды зашел к нему (Б. Смоленскому – М.П.), пишет что-то. Он бредил бурями и парусами, мечтал о кораблях и океанах. У него был уже готов куплет как бы от имени моряка, покидающего любимый порт. Но дальше автор не знал куда плыть. Предложил мне продолжить, сославшись на занятость: надо было бриться. И что там росло? Ну, я переложил руль, круто свернул с морской романтики на дразнилку, гаерную шутку. Такая получилась песенка…».

Евгений Агранович «переложил руль» в сторону Одессы, использовав при этом «одесско-еврейскую мелодию». Сам же, исполняя «Одессу-маму», в конце каждого куплета он обязательно восклицал: «Ой, вэй!».

Что же двигало Евгением Аграновичем и Борисом Смоленским?

Почему именно Одесса была на слуху? Одесса со всеми оттенками – морем, юмором, местными знаменитостями и еврейским колоритом.

Может под влиянием «Одесских рассказов» Исаака Бабеля?

Может под впечатлением от «Зелёного фургона» Александра Козачинского или «Белеет парус одинокий» Валентина Катаева?

Может, преклоняясь перед Ильфом и Петровым?

Может по рассказам и вздохам одесситов, поселившихся в Москве?

Может из-за одесских анекдотов с еврейским акцентом и отдельными словечками в родительном падеже?

«Одесса-мама» Аграновича и Смоленского вырвалась на просторы страны и мгновенно стала популярной. С одной стороны – веселая шуточная песенка, с другой – она не могла не задеть чувствительные ностальгические струнки в душе каждого одессита, по-своему излечивая «стрёпанные нервы».

Внезапно, повеяло морем и свежим ветром с юга, новыми героями, нестандартными ситуациями, необычной сменой декораций, когда какая-то Одесса противопоставляется самой Москве!

Думаю, что, полюбив «Одессу-маму», многие призадумались: «Что же это за город такой? И почему я там не живу?!».

Евгений Агранович:

«… Я не предлагал её («Одессу-маму» - М.П.) даже в газету. Хотя прямой контры в ней не было никакой. Но способность смеяться по-своему уже являлась контрой. Чего только стоит, например, строка: «А Сашка Пушкин тем и знаменит, что здесь он вспомнил чудного мгновенья». Ну кто мог в те времена назвать канонизированного официальной пропагандой Пушкина – Сашкой?! Или даже ироническое упоминание Бабеля, чье имя старались вообще не произносить. К тому моменту, когда песня ходила по компаниям с гитарами и без гитар, вся Москва знала, что он арестован и расстрелян».


Со временем оригинальный текст «Одессы-мамы» начал «обрастать» всё новым и новым строчками. На манер и «по направлениям», указанным Аграновичем и Смоленским, родились вполне самостоятельные чисто одесские произведения. Достаточно вспомнить: «Из всех известных в мире городов…», «Виднеются в тумане огоньки…», «Города, конечно, есть везде…». Так, вместо ранее упомянутых Агасфера и Одессея, которые, увы, при всём уважении, исторически всё-таки отдалены от Одессы, добавили очень известные одесские персоналии – не забыли и Беню Крика, и Эдуарда Багрицкого, и Семёна Кирсанова, и Давида Ойстраха, и Эмиля Гилельса, и Бусю Гольдштейна, и даже самого Валентина Петровича Филатова:


Одесса-мама радует мой глаз,

Бывают драки с матом и без мата,

Но если вам случайно вынут глаз,

Так этот глаз уставит в вас Филатов…


Как бы там ни было, «Одесса-мама», изначально будучи детищем Евгения Аграновича и Бориса Смоленского, принадлежит теперь всем. Вот так и получилось, что из этой, как кажется на первый взгляд, незатейливой песенки об Одессе, каждый берёт что-то своё, что-то для себя.

Кто-то в спорах с иногородними пытается утверждать: «Мы все хватаем звёздочек с небес, наш город гениальностью известен…». Дальше уже, как правило, с загибанием пальцев, последует перечисление этой одесской гениальности.

А какой-нибудь молдаванский или пересыпьский паренёк, может только-только после мореходки, тяжело вздохнёт: «Ах, больше мне не пить твоё вино и клешем не утюжить мостовые». Пока так…

Видавший виды «подфлажник» со стажем более, чем уверен: «Ты мне один единственный маяк…».

А одессит, очутившийся «на дальних берегах» и насовсем, наверное, упрямо повторяет про себя: «Ну кто ж теперь мне заменит мне тебя, родимая моя Одесса-мама».

Я же повторяю и буду повторять всегда: «Мне здесь родиться было суждено и каждый день любить тебя впервые…».

Так или иначе, может быть из таких «мелочей» и складывается в одно большое целое ОДЕССА-МАМА.

Узнаваема и любима.

Неповторимая и незаменимая.

Светлая и тёплая – с открытыми объятиями для всех.


Мих. Пойзнер

Profile

AN
vladibo666
vladibo666

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow