October 10th, 2017

AN

Рачки

Есть в одесском гастрономическом языке еще одно слово, которое гораздо легче попробовать, чем объяснить.
Это «Рачки».
Не те раки, которые ловят в Херсоне и привозят на «Привоз» в мешках – размером с ботинок старшеклассника.
И не тот переводняк, что продают в дорогих супермаркетах с ценником «Хвост креветки тигровой».
Рачки – это рачки. Непонятно, кто первым додумался наживку на бычка (а именно в этом первейшее предназначение этого членистоногого, обзываемого культурно черноморской креветкой) кинуть в кипящую воду со щепоткой соли и «веником» (еще один одессизм) из укропа. Но рачки издавна и до сих пор едят на пляжах, дома перед телевизором, на улице с соседями и даже во многих пивных, которые заслуживают только доброго одесского слова «бодега».
При покупке этого стратегически ценного и вызывающего наркотическую зависимость продукта в готовом виде (например, в рыбном корпусе «Привоза»), принято интересоваться:

Collapse )
(М.Каленская.)
AN

Ворон или вор он

 Надо же!  Мой ФБ френд, а заодно поэт и переводчик Лео Эпштейн в соавторстве с Татьяной Лоскутовой (и безусловно с Эдгаром По) пропустили мое самое любимое стихотворение через призму своего поэтическо-сатирического дара, что получилось очень злободневно, талантливо и, не побоюсь этого слова, шедеврально.


Изнурён общеньем рьяным, я уснул перед экраном,
Информационно-пьяным ликом рухнул на Фейсбук.
И увидел сон печальный, где нахальный тип Навальный
В Кремль въезжает, триумфальный, взяв охрану на испуг.
Что за ужас виртуальный! Бред немыслимый, реальный...
Где же Путин наш сакральный? Где же всехний лучший друг? –
 
И проснулся в страхе вдруг.

Collapse )