July 26th, 2016

AN

Hостальгическое

 
Купите бублики, горячи бублики!» 
В Одессе очень любят бублики, а песня о них стала «народной». Хотя у нее есть создатели: одесский поэт Яков Ядов написал ее по просьбе куплетиста Григория Красавина к открытию сезона Одесского Театра миниатюр на Ланжероновской улице (1926 г.).
 
«Купите бублики, горячи бублики!
 
Купите бублики, народ, скорей!
 
За эти бублики гоните рублики,
 
Что для Республики всего милей.
 
Ночь надвигается, фонарь качается,
 
Все погружается в ночную мглу.
 
А я несчастная, торговка частная,
 
Стою и бублики я продаю…»
 
Не сомневаюсь, эту песню помнят не только одесситы, но и жители других городов.
 
… Я жил в Одессе на Екатерининской улице в доме № 8/10, а в доме № 6 была местная достопримечательность, известная на всю страну, – бубличная-пекарня.
 
Collapse )
</div>
AN

25 высокооплачиваемых работ в Америке

 Yahoo Finance и CNBC опубликовало подобный список.  Сказать, чтоя полностью согласен с ним я не могу.  Я хоть и не специалист по рабочему маркету, но слежу за ним постоянно.  Тем не менее он отражает сегодняшние тенденции в части хорошо оплачиваемых работ - медицина, финансы, компьютерные технологии.  Если вы себе что-нибудь планируете на будущее в наших краях, то загляните в эту ссылку.  По-английски, френды.

www.cnbc.com/2016/07/26/the-25-highest-paying-jobs-in-america.html
AN

Почему цены на нефть должны упасть этой осенью

С июля по октябрь, закупки сырой нефти нефтеперерабатывающей промышленностью в США сокращаются примерно на 1,2 млн баррелей в день в течение последних пяти лет. "Люди ожидают падения и обеспокоены", сказал Bloomberg-у в интервью Майкл Линч, президент стратегических энергетических и экономических исследований. "Все больше и больше говорят о ценах, идущих вниз от $ 40"

finance.yahoo.com/news/why-oil-prices-crash-course-174835605.html    желающие могут поупражняться в переводе - у меня просто нет времени
AN

АПЕЛЬСИНЫ.Из воспоминаний Константина Коровина

 «От зари до зари

Лишь зажгут фонари,
Вереницы студентов
Шатаются...
*
Мы были молоды, и горе еще не коснулось нас. Весной, после долгой московской зимы, мы любили “пошататься” в предместьях Москвы.
— Пойдемте в Петровское-Разумовское, — предложил Антон Павлович Чехов.
Брат его Николай, художник, уговаривал идти в Останкино: там Панин луг и пруд, будем купаться.
— Нет, купаться рано! — сказал Антон Павлович, — только пятое мая. Я не позволю, я доктор. Никого еще не лечил покуда, и кто будет лечиться у меня — тоже не знаю, но все-таки — врач и купаться запрещаю... Да, я врач! Диплом повешу в рамке на стену и буду брать за визит. Раньше не думал об этом. А забавно, как это в руку при прощании незаметно сунут свернутую бумажку... Буду брать и опускать глаза, или лучше — глядеть нахально: посмотрю, что дали, и положу в жилетный карман. Этак, развязно. Вот так! — показал Антон Павлович. — А покуда что немного денег есть. Пойдем, Исаак, — обратился он к Левитану, — сбегаем в лавочку и купим на дорогу чего-нибудь поесть.

Collapse )