February 3rd, 2016

AN

О войне

  
На фотке снизу - остров Ганса в Северном Ледовитом океане. Площадь - 1,3 кв. км. Население - никого. Остров Ганса является предметом территориального спора между Данией и Канадой, и уже несколько десятков лет за него идет настоящая война. Ведется она, понятное дело, солдатами. Вернее, военными моряками. Каждая из воюющих сторон по очереди (впрочем, не особо часто) заявляется на остров, торжественно снимает флаг другой стороны, и поднимает свой. У флагштока при этом оставлются бутылки с бухлом. Канадцы оставляют вискарь, даны - шнапс. Вражеское бухло, соотсвественно, считается трофеем и выпивается на месте безо всякой пощады.

Какие же они, все-таки, бездуховные...

 

AN

Генералы тоже бредят

 АБСОЛЮТНО БЕЗУМНАЯ КАРТИНА МИРА и истории в голове генерала Внешней разведки России. А может, он так и не думает, а просто впаривает народам нужную картину мира.

Поди разбери, что у него в голове.

Но это показывает, какое средневековье, какая глупость царит в голове у людей. Это действительно глубокая физическая и умственная дегенерация верхов Росии как минимум, даже если это только их лживая идеология и лживая пропаганда. Это в буквальном смысле слова идеология русской белой рвани и московской шпаны. У которой полоний вместо ножика.

О подводных камнях международной политики «АиФ» рассказал Леонид Решетников, генерал-лейтенант Службы внешней разведки в отставке, директор РИСИ.

 

Леонид Решетников: «США висят на волоске»

AN

Прогноз погоды

 Осень.
 
 
 Индейцы в резервации интересуются у нового вождя, холодной ли будет предстоящая зима.
 
Вождь, однако, был современным человеком и ничего не знал о том, как его предкиузнавали, будет ли зима теплой
 или холодной. На всякий случай, он приказал всем индейцам запасать дрова и готовиться к холодной зиме.
 Через несколько дней ему в голову, хоть и с опозданием,
  пришла мысль позвонить в Национальную метеорологическую службу и поинтересоваться прогнозом на зиму.
  Метеорологи сообщили, что зима, действительно, ожидается очень холодная. Тогда он велел своим людям еще
 активнее заниматься заготовкой дров.
Через пару недель он решил уточнить прогноз у метеорологов. 
  — Вы все еще предсказываете нам холодную зиму? — поинтересовался он
  — Да, конечно! — ответили ему. — Зима, похоже, будет чрезвычайно морозной!
 
  После этого вождь приказал индейцам тащить в запасы каждую щепку, которую им удастся подобрать.
  И вновь через пару недель он позвонил в Национальну
  етеорологическую службу, дабы узнать поточнее, что специалисты думают о предстоящей зиме.
  — Мы предполагаем, что эта зима будет одной из самых холодных за всю историю наблюдений! — ответили ему.
  — Неужели? — поразился вождь. — Откуда вы знаете?
  — Да индейцы запасаются дровами, как сумасшедшие! — ответили метеорологи.
AN

Старая-престарая история. Ромен Гари

 Не зря он дважды лауреат Гонкура

В следующий раз он будет добрее....

Столица Боливии Ла-Пас расположена на высоте пять тысяч метров над уровнем моря. Выше не заберешься — нечем дышать. Там есть ламы, индейцы, иссушенные солнцем плато, вечные снега, мёртвые города. По тропическим долинам рыщут золотоискатели и ловцы гигантских бабочек.

Шоненбаум грезил этим городом едва ли не каждую ночь, пока два года томился в немецком концлагере в Торнберге. Потом пришли американцы и распахнули перед ним двери в мир, с которым он совсем было распрощался. Боливийской визы Шоненбаум добивался с упорством, на какое способны только истинные мечтатели. Он был портным из Лодзи и продолжал старинную традицию, прославленную до него пятью поколениями польско-еврейских портных. В конце концов Шоненбаум перебрался в Ла-Пас и после нескольких лет истового труда сумел открыть собственное дело и даже достиг известного процветания под вывеской «Шоненбаум, парижский портной». Заказов становилось все больше; вскоре ему пришлось искать себе помощника. Задача оказалась не из простых: среди индейцев с суровых плато встречалось на удивление мало портных «парижского класса» — тонкости портняжного искусства не давались их задубевшими пальцам. Обучение заняло бы так много времени, что не стоило за него и браться. Оставив тщетные попытки, Шоненбаум смирился со своим одиночеством и грудой невыполненных заказов. И тут на помощь пришёл нежданный случай, в котором он усмотрел перст благоволившей к нему Судьбы, ибо из трехсот тысяч его лодзинских единоверцев уцелеть посчастливилось немногим.

Collapse )