March 18th, 2015

AN

НАИВНОСТЬ ПО ПОВОДУ РЕЖИМА ПУТИНА В ГЕРМАНИИ НЕВЕРОЯТНА

 

В 2006 году вышла «Путинократия» - политический бестселлер известного немецкого журналиста и эксперта по «российским вопросам» Бориса Райтшустера, который около 16 лет прожил в Москве. Восемь лет назад его книга о российской действительности казалась излишне пессимистичной, однако после аннексии Крыма обрела второе дыхание. В 2014 харьковское издательство «Виват» впервые опубликовало «Путинократию» на российском и украинском языке. Мы с кузиной заглянули на встречу с Райтшустером в книжном магазине «Є» и законспектировали ценные мысли автора для всех, кто хотел, но не пришел.

"В школе я многое узнал о том, что происходило в 30-е годы в Германии. Я всегда спрашивал себя – почему тогда молчал мой дед, другие родственники? Почему ничего не делали? И я никогда не думал, что окажусь в ситуации, которая хотя бы примерно будет похожа на ту. Люди тогда неимоверно рисковали. И я считаю, что в нашей, менее рисковой ситуации, очень важно не молчать. Уровень маразма настолько высок, что трудно воздержаться от того, чтобы высказаться. Когда смотришь российское ТВ, российские СМИ, слушаешь российских политиков, складывается ощущение, что на тебя высыпают кучу дерьма, и возникает желание отмыться от этого дерьма самому и помочь отмыться остальным, обеспечить хотя бы минимальный уровень политической гигиены.

После выхода книги мне сказали: это твой смертный приговор. В одном из наиболее влиятельных российских журналов начали травлю: там вышло две статьи обо мне, в одной из которых сообщалось, что мой дед был одним из тех, кто подстрекал Гитлера напасть на СССР. В другой статье говорилось о том, что надо бы основать антипремию ненавистников России и присвоить ей мое имя. Опубликовали рейтинг шпионов, причем меня там дискриминировали по национальному признаку: впереди было три американца, а я всего лишь на четвертом месте. Я считаю, что заслужил лучшего. Потом в интернете опубликовали мой домашний адрес. Перед выборами 2012 года я понял, что атмосфера будет накаляться, и желательно уносить ноги подальше от линии огня. Так я уехал из России.

Полностью читать ЗДЕСЬ

AN

Интервью с Кохом.

 Я не хочу сказать, что Кох приятная личность, но то что он говорит - это более ясный взгляд на ситуацию в России и ее проблемы, чем у кого-либо из обозревателей.  Правда, меня все время преследует мысль, что в таком тоне он стал говорить сейчас, а раньше что?    В любом случае не жалко потратить 50 минут, на это видео.

AN

В чём разница между справедливостью, равенством и коллективизмом


ВЛАДИМИР ГЕЛЬМАН — о том, как его наказали в третьем классе ради справедливости:
Когда я учился в третьем классе, почти все одноклассники (кроме меня и еще одной девочки) не сделали домашнее задание. Сейчас не помню, была ли это организованная акция или просто разгильдяйство, или что-то иное, но учительница «взорвалась», вышла из себя и решила примерно наказать нарушителей. Вместо последнего урока она заставила весь класс стоять 45 минут по стойке «смирно». Каков был смысл этого наказания и способствовало ли оно улучшению учебы — судить не берусь, но мы с девочкой ощущали себя невиновными и сочли, что на нас требование учительницы не должно распространяться. Та, в свою очередь, окончательно рассвирепела и заявила, что мы тоже должны стоять вместе со всеми — «так будет справедливо, потому что у нас коллективизм и равенство». Так и стояли всем классом

Вследствие этого эпизода я понял в жизни три вещи:

«справедливо» — это демагогический оборот, призванный оправдать произвол (на самом деле никакой справедливости не существует);

«коллективизм» — это необходимость отвечать за чужие «косяки»;

«равенство» — это когда всем одинаково плохо.

За сорок лет мои представления на сей счет не претерпели существенных изменений. Думаю, что вряд ли претерпят и в будущем.