January 19th, 2015

AN

ПОХВАЛА ЗЛУ

 Maxim Kantor

в истории искусств, в истории стран, в биографии людей - имеется такой простейший (Ахматовой цинично сформулированный) принцип: зло само, собственными усилиями формирует добро - и, чем больше усилий потрачено на уничтожение, тем ярче нимб.
Не только биография "нашего рыжего" могла бы стать иной, не случись бездарных гонений.
Десятки оголтелых статей против Звягинцева вывели "Левиафан" на уровень "Доктора Живаго". Сумасшедший из "Однако" назвал режиссера "убийцей" и "фашистом" - а ведь наверняка режиссер не оплатил рекламную компанию.
Украина могла бы остаться унылой среднеарифмтической коррумпированной страной, если бы страну не сплотила глупость Путина. Гламурная оппозиция на Болотной площади осталась бы светским анекдотом, если бы ее участников не объявили "врагами народа". А теперь они стали героями, хотя, право, совсем немногие собирались таковыми стать.
В мире многое устроено криво и дурно. Но есть одно великое свойство мироздания, которое вселяет надежду в самые черные дни.
Зло - глупо. Среди многих свойств российского владыки - вульгарная глупость занимает первое место.
Благодаря глупости зла - возрастает значение простых истин. 
Благодаря бездарности зла - яснее виден талант.

Все не так плохо, поскольку есть зло, которое неуклонно помогает состояться добру.
Мы делаемся собой благодаря сопротивлению.

AN

Киноведы

Оригинал взят у glavred в Киноведы
Однажды шеф-редактору проекта «История глазами Крокодила» Алексею Яблокову позвонила главный редактор журнала «Сеанс» Любовь Юрьевна Аркус.

- Привет! – быстро заговорила она. – Мы тут с редакцией целый день обсуждаем «Левиафан». Ну знаешь, фильм этот нашумевший. Хотим статью писать. Мы его, конечно, еще не видели – качать из сети подло, но, по моим сведениям, фильм плохой. Абсолютно спекулятивный и формальный. А главное - нежизненный. Не отражает объективной реальности…
- Любаааа, - застонал Яблоков. – Че ты хочешь-то? Я ж тоже не видел! Я вообще кино не смотрю. У меня денег нет.
- Да это неважно, - заверила Аркус. – Мы просто опрашиваем разных людей – и хотим задать тебе несколько вопросов. Жизненных. Ты ж репортер бывший. Вот первый вопрос. Ты бывал на Севере - в Мурманской области водятся киты?

Яблоков вытаращил глаза.
- Что?
- Киты в Мурманской области водятся?
- Да хуй знает… а должны?
- Я в это слабо верю. Антошка Долин ездил туда в позапрошлом году – говорит, там только пикша. Зубатка есть. Еще белуха. Но белуха – разве кит? В общем, вранье. Но - ладно. Второй вопрос. Скажи, Алексей, тебе когда-нибудь приходилось ебать жену автослесаря?

Яблоков поперхнулся.
- Да ты не тушуйся. Вот ты бывал в дальних командировках, в Якутии, жил в гостиницах. К тебе когда-нибудь в номер – молча! со страданием на лице! заходила жена автослесаря?
- Нет, - просипел Яблоков. – Не заходила.
- И вообще – каково это – с женой автослесаря? Как ты думаешь?
- У меня щас ремонт как раз, - нашелся шеф-редактор, - могу спросить у ребят… Может, кто-то…

- Ладно, неважно, - отмахнулась Любовь Юрьевна. – И так понятно. Опять вранье. Последний вопрос тебе задам – и больше не буду мучить. Самый важный. Вот скажи, Алексей. Если бы ты был Богом – неужели бы ты позволил всему этому случиться?
- Любочка, - растерялся Яблоков, - Любочка, я… ты наверное не к тому человеку обратилась…

- Нет, ты не юли! – оборвала Аркус. – Неужели ты, сволочь, подлец, если бы был, не дай Бог, Богом – ты бы допустил всю эту кровь, всю мерзость, доносительство, стяжательство, еблю жены автослесаря, каких-то, блядь, мурманских китов – только ради того, чтобы Звягинцеву дали «Оскара»? А? Неужели допустил бы, Господи? Чего молчишь, гадюка? Дрожишь?
- Люба! Любовь Юрьевна!

- Суки! Суки! – кричала Аркус. – Ненавижу вас, сволочей! У вас нет ничего святого, ничего объективного! Все подлость одна на уме. И у тебя тоже!
Она разрыдалась и бросила трубку. Яблоков пожал плечами.
- Киноведы, – пробормотал он и пошел заваривать чай.