October 19th, 2014

AN

«Бояться автору нечего…»

 
Topaller Journal

Cегодня Александру Галичу исполнилось бы девяносто шесть лет. Может и дожил бы до столь преклонного возраста, если бы гэбэшники не убили его в 1977-ом в Париже. Уверен, что убили. Виктор Суворов, бывший разведчик ГРУ, сбежавший на Запад, автор нашумевшего «Аквариума» и «Ледокола», заявил мне перед телевизионной камерой: «Если бы на нас сейчас не смотрели тысячи людей, я бы позволил себе твердо сказать - Галича убили». У меня нет оснований не верить. 
На кладбище Сент-Женевьев-де-Буа на барельефе написано: «Блажени изгнани правды ради». Александр Галич лежит в хорошей компании - Андрей Тарковский, Иван Бунин, Рудольф Нуриев, Александр Гинзбург...
Благополучный «драмодел», автор сценариев фильмов «Верные друзья», «Вас вызывает Таймыр», «На семи ветрах» очертя голову бросается в бой с гитарой против системы, превращается в «отщепенца и предателя», начиная, по его выражению, «сервировать к столу гражданские скорби». Естественно, его вышибают из Союза писателей и кинематографистов, травят, заставляют уехать, а потом уничтожают. 
На песнях-балладах Галича выросло целое поколение истинной российской интеллигенции. Пусть трусоватой, пусть приникшей самым ухом к динамику магнитофона «Яуза», но интеллигенции. Глотали ухом правду, раз ртом не получалось... 
А что сегодня? 
Галич и после крушения «империи зла» остался для России изгоем, «чужим», «злопыхателем». Самое страшное заключается в том, что его песни с каждым годом становятся все более и более актуальными.

Время сеет ветры, мечет молнии,
Создает советы и комиссии,
Что ни день - фанфарное безмолвие
Славит многодумное безмыслие.

Еще раз: «фанфарное безмолвие славит многодумное безмыслие». Когда были написаны эти строки? Полвека назад? Вчера? Сегодня?
Конечно, они продолжают его ненавидеть лютой ненавистью.. Потому что вся эта перекрасившаяся сволочь («грязь есть грязь, в какой ты цвет ее ни крась») узнает себя в его песнях:

Мало, что ли, пресса ихняя треплет
Все, что делается в нашенском доме.
Скажешь, дремлет Пентагон?
Нет, не дремлет!
Он не дремлет, мать его, он на стреме!

Collapse )