October 28th, 2013

Песни "мезозойской культуры"

Владимир Ханелис, Бат-Ям


... Есть грех. Маленький. Люблю блатные, студенческие, дворовые, туристские песни. Даже собирал их когда-то. Любил телепередачу из России "В нашу гавань заходили корабли...". Напоминала она двор, инвалидов-нищих, студенческие посиделки в колхозах, туристские походы...

Авторы большинства этих песен неизвестны и никогда уже не станут известны. Но несколько имен сохранились в "анналах" и, признаться, они для меня были очень неожиданны. Вот, например...

"Девушка из Нагасаки"

Девушка родилась не в Нагасаки, а в Одессе, в приличной еврейской семье. Отец – Моисей Филиппович Шпенцер, владел типографией, был одним из руководителей научного издательства "Матезис". Мать – Фанни Соломоновна, преподавала русский язык и заведовала казенным еврейским женским училищем. Их дочь, Вера (1890-1972), еще в гимназии начала писать стихи (первый сборник вышел в Париже в 1914), затем жила в Москве, стала поэтом, журналистом. Написала известное стихотворение о двоюродном брате своего отца – Льве Давидовиче Троцком (во время учебы в Одессе он жил в их доме):

Ни колебаний. Ни уклона.
Одна лишь дума на челе,
Четыре грозных телефона
Пред ним сияли на столе...


В 1920-е годы баловалась и "экзотическими" стихотворениями:

Как объяснить сей парадокс?
Сам черт тут сломит ножку:
Случилось так, что некий фокс,
Что фокстерьер влюбился в кошку.

И нежно приторен стал фокс,
Он пел, рыдал румынской скрипкой,
Он говорил: "У ваших ног"-с
Готов я умереть с улыбкой"...


Заканчивался этот роман так:

И ровно, ровно через год
У них родился фоксокот.


Вот еще одно из ранних стихотворений Веры, приводивших в восторг поклонников ее таланта:

Милый, милый Вилли! Милый Вилли!
Расскажите мне без долгих дум -
Вы кого-нибудь любили,
Вилли-Грумм?!


Вилли бросил вожжи... Кочки... Кручи...
Кэб перевернулся... сделал бум!
Ах, какой вы скверный, скверный кучер,
Вилли-Грумм!


В эти же 1920-е годы Вера написала стихи, ставшие популярной по сей день песней – "Девушка из Нагасаки". Кстати, посвящена она оставшемуся неизвестным Александру Михайлову. Ее пели и поют известные и не очень известные исполнители. Ее пел, поет и еще долго будет петь народ.

Вот ее оригинальный текст:

Он юнга, его родина – Марсель,
Он обожает пьянку, шум и драки
Он курит трубку, пьет английский эль
И любит девушку из Нагасаки.

У ней прекрасные зеленые глаза
И шелковая юбка цвета хаки.
И огненную джигу в кабаках
Танцует девушка из Нагасаки.

Янтарь, кораллы алые как кровь,
И шелковую юбку цвета хаки,
И пылкую горячую любовь
Везет он девушке из Нагасаки.


Приехав, он спешит к ней чуть дыша
И узнает, что господин во фраке,
Сегодня ночью, накурившись гашиша,
Зарезал девушку из Нагасаки.


... Это уже потом юнгу превратили в капитана, господина в джентльмена, у девушки из Нагасаки появились "следы проказы на руках", а "на спине татуированные знаки" и т. д.
Collapse )

Mоя поэзия

***

воронцовского дворца белые колонны
подрастают деревца укрепляя склоны
сын ответит за отца и его законы
жаль что своего лица не имеют клоны

вот и пушкин на посту бронзовеет телом
от каштанов за версту пахнет новоделом
слева лев и справа лев мраморных в избытке
каблучки прекрасных дев щелкают по плитке

старый город сел на мель или лег на нары
были б средства будет цель без небесной кары
вот стоймя стоит отель вот кафе и бары
вот расстелена постель для влюбленной пары

все исчезнет без следа, вероятно, вскоре.
размышляешь иногда о подобном вздоре.
нам и горе не беда и беда не горе
тихо плещется вода образуя море

Скопировал с ФБ, как было, без знаков препинания.