October 19th, 2013

Прогулки по Бруклину. Манхеттен Бич

Capture

Вот, эта загогулина и есть Манхеттен Бич.   С    юга омывается Атлантикой, с севера залив Шипседбей отделяет его от одноименного района.  С северной части залива расположена Эммонс Авеню, по которой мы с вами недавно гуляли.
http://vladibo666.livejournal.com/273724.html - Эммонс Авеню.
http://vladibo666.livejournal.com/274055.html - Эммонс Авеню. День второй

Справа – Кингсборо колледж, где мы побывали в прошлом посте.
http://vladibo666.livejournal.com/276645.html


Желтенький кусочек на карте в углу колледжа – это их собственный пляж, за которым большим серым квадратом стоит комплекс для престарелых с видом на океан, дорогими номерами, короче, не для нас.   К нему примыкает большой парк, где мы летом пасем деток/внуков, с детскими площадками, спортивным полем, скамейками и столами в тени деревьев.  Парк незаметно переходит в пляж-желтенький полумесяц.   Под катом снимок (не мой) пляжа в октябре.
Collapse )

Нет покоя на пенсии

Соцопрос показал, что пожилые американцы вынуждены повременить с пенсией, а то и вовсе работать до самой смерти.

Опрос Associated Press-NORC Center for Public Affairs Research показал серьезные перемены в судьбе целого поколения американцев. Многие из них осознают, что пенсионный возраст еще не гарантирует отдых. Многие понимают, что работать придется чуть ли не до самой смерти.

82% работников старше 50 лет подумывают работать на пенсии. 47% откладывают долгожданный переезд во Флориду на пару лет. Мужчины, представители расовых меньшинств, родители несовершеннолетних детей, а также люди с годовым доходом меньше $50,000 и без медстраховки планируют отложить выход на пенсию.

Все читать здесь

фотография 1923 года
  • 1938

Арсений Тарковский: Поэт (1963)

Арсений Тарковский. Фото Александра Кривомазова
Жил на свете рыцарь бедный...


Эту книгу мне когда-то
В коридоре Госиздата
Подарил один поэт;
Книга порвана, измята,
И в живых поэта нет.

Говорили, что в обличье
У поэта нечто птичье
И египетское есть;
Было нощее величье
И задерганная честь.

Как боялся он пространства
Коридоров! Постоянства
Кредиторов! Он, как дар,
В диком приступе жеманства
Принимал свой гонорар.

Так елозит по экрану
С реверансами, как спьяну,
Старый клоун в котелке
И, как трезвый, прячет рану
Под жилеткой из пике.

Оперенный рифмой парной,
Кончен подвиг календарный, -
Добрый путь тебе, прощай!
Здравствуй, праздник гонорарный,
Черный белый каравай!

Гнутым словом забавлялся,
Птичьи клювом улыбался,
Встречных с лету брал в зажим,
Одиночества боялся
И стихи читал чужим.

Так и надо жить поэту.
Я и сам сную по свету,
Одиночества боюсь,
В сотый раз за книгу эту
В одиночестве берусь.

Там в стихах пейзажей мало,
Только бестолочь вокзала
И театра кутерьма,
Только люди как попало,
Рынок, очередь, тюрьма.

Жизнь, должно быть, наболтала,
Наплела судьба сама.
1963
___________

Повидимому, речь у Тарковского идёт о последнем прижизненном издании стихов Мандельштама. Оно было выпущено Госиздатом в 1928 году тиражом 2000 экземпляров, в оформлении художника Дмитрия Митрохина:
Collapse )