April 20th, 2011

AN

Ворчалка # 2 Библейская

 

Из Ветхого Завета


Наум Сагаловский

 

Вот вам жизненная драма, зов судьбы, накал страстей:

у пророка Авраама долго не было детей.

Со своей супругой Саррой прожил восемьдесят лет,

вот уж Сарра стала старой, но детей всё нет и нет.

 

А у них была служанка, как оно водилось встарь,

молодая египтянка с редким именем Агарь.

И без всяких "how are you", "I love you" и "just a joke"

переспал пророк с Агарью, родился у них сынок -

 

не вода текла по жилам у седого старика!

И назвали Измаилом Авраамова сынка.

Тут же сразу - крики, свары с поминанием чертей:

в чём причина, что у Сарры почему-то нет детей?

 

И Агарь, поддавши жару в разгоревшийся сыр-бор,

свысока глядеть на Сарру стала с некоторых пор.

Но средь этого кошмара Бог сказал: "Хала-бала!",

и тогда старушка Сарра тоже сына родила!

 

Он отмечен Божьим знаком будет много лет спустя.

И назвали Исааком Авраамово дитя.

Вот как полон чудесами Ветхий божеский Завет!

Впрочем, вы уже и сами этот знаете сюжет -

 

всё предписано судьбою. Дальше дело было так.

Враждовали меж собою Измаил и Исаак,

и давно понять пора бы: Измаил был бит не раз,

от него пошли арабы - хуммус, алгебра, Хамас,

 

а цветок оранжереи - Исаак - был весь в отца,

от него пошли евреи - Ойстрах, шекели, маца.

Оба - дети Авраама, но заклятые враги!

Жизнь сурова и упряма, ей перечить не моги.

 

О, библейские масштабы! Сколько лет прошло с тех пор,

а евреи и арабы всё ведут жестокий спор

- за высокую идею, куст, что был неопалим,

Самарию, Иудею и за Иерусалим.

 

Мы живём, растём, стареем, чтим незыблемый завет,

а измученным евреям от арабов жизни нет.

Нам кощунствовать негоже, но весь этот тарарам

заварил - прости нас, Боже! - прародитель Авраам.

 

Мозг ли был подёрнут хмарью, или белый свет немил?

Не сношался б он с Агарью - не родился б Измаил,

значит, не было б арабов, вообще о них забудь!

Мир без ихних шиш-кебабов обошёлся б как-нибудь.

 

Полон взор картиной странной: проживает без хлопот

на земле обетованной Богом избранный народ,

не тревожат слух "Кассамы", не звучит "аллах акбар",

ни Аль-Кайды, ни Осамы, ни хиджабов и шальвар,

 

и куда ни кинешь глазом, всюду тишь и благодать,

а уж всякой нефти с газом - налетай, кому продать!

Что бы стоило пророку не снимать свои штаны?

И евреи бы, нивроку, жили мирно, без войны,

 

всё досталось бы не зря им, прекратился б кавардак.

И ООН бы на Израиль не навешивал собак.

Жизнь - подобье лотереи, неудач - не перечесть.

Так что, граждане евреи, принимайте всё, как есть.

 

Что упало, то пропало, мир - отнюдь не Божий храм.

Но не спите с кем попало, как наш предок Авраам!..

AN

Как бы анекдот от моего коллеги

Чувак идет к своему врачу и говорит: "Доктор, у меня есть проблемы. Моя подруга приходит в эту пятницу, моя бывшая жена придет в эту субботу, и моя жена возвращается домой в воскресенье. Мне нужно 3 таблетки от импотенции, чтобы удовлетворить их всех. "

Врач говорит: "Вы знаете, 3 таблетки от импотенции, 3 ночи подряд, является довольно опасным для человека вашего возраста. Я дам вам их на условии вы вернетесь в мой офис в понедельник, чтобы я мог проверить вас ".

- "Договорились, док."

В Понедельник утром чувак возвращается с рукой на перевязи.

Врач спрашивает: "Что случилось? "

- "Никто не появился!"
AN

Mолитва пожилого человека

Эта молитва висит на стене в квартире Алексея Германа. Ему она досталась
в наследство от отца. Юрию Герману, в свою очередь, её прислал писатель
и учёный Даниил Данин, который нашёл эту молитву в одном из английских журналов.

"Господи, ты знаешь лучше меня, что я скоро состарюсь.
Удержи меня от рокового обыкновения думать, что я обязан по любому
поводу что-то сказать…

Спаси меня от стремления вмешиваться в дела каждого, чтобы что-то улучшить.

Пусть я буду размышляющим, но не занудой. Полезным, но не деспотом.

Охрани меня от соблазна детально излагать бесконечные подробности.

Дай мне крылья, чтобы я в немощи достигал цели.

Опечатай мои уста, если я хочу повести речь о болезнях.
Их становится все больше, а удовольствие без конца рассказывать о них –
все слаще.

Не осмеливаюсь просить тебя улучшить мою память, но приумножь мое человеколюбие.
Усмири мою самоуверенность, когда случится моей памятливости столкнуться с памятью других.

Об одном прошу, Господи, не щади меня,когда у тебя будет случай преподать мне блистательный урок,доказав, что и я могу ошибаться…

Если я умел бывать радушным, сбереги во мне эту способность.
Право, я не собираюсь превращаться в святого: иные из них невыносимы в
близком общении.
Однако и люди кислого нрава – вершинные творения самого дьявола.

Научи меня открывать хорошее там, где его не ждут, и распознавать
неожиданные таланты в других людях"...